Photo Pro Center
ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)
Zoom: Первый вопрос: вы по образованию — архитектор. Что заставило вас «переквалифицироваться»? И, кстати, помогает ли вам архитектурная подготовка в фотографии?
ПЁТР ЛОВЫГИН : Я в фотографии боготворю три основных составляющих — искренность, композицию и свет. Архитектура намертво вдолбила в голову второе. До такой степени, что если в видоискателе мною не чувствуется композиционная грамотность кадра, то не фиг затрачивать усилие на нажатие кнопочки.
А что касается «переквалификации» — так это простой эволюционный процесс. Тут уж и не уследишь ниточки, с которых всё началось. Но если бы в первые три года не пришли бы какие-нибудь успехи — точно бы бросил эту затею.
Яна Стриж

Этот фотохудожник не нуждается в представлении! Она словно рисует свои снимки, вдохновляясь искусством. Прекрасная, талантливая и космическая Яна ответила на вопросы для нашего журнала.

- У меня нет профессионального образования в области фотографии, никогда этому не училась. Фотографией занимаюсь около 10 лет, «коммерчески» 4 года. Предпочитаю пленку, она живая. В своем деле я стремлюсь к простоте и доброму Началу! Для меня фотографирование не профессия, это скорее Путь, способ духовно эволюционировать. Я люблю экспонировать внутреннее состояние, глубину чувств. Не приемлю слишком коммерческих картинок, штампованных образов за которыми эмоциональная пустота, красивостей ради красивостей.
Интервью с Женей Котовой, одним из самых лучших и успешных детских fashion-фотографов России
Я около двух лет прожила в другой стране и мне с самого начала нужна была удаленная работа, т.к. когда мы с дочкой уехали из России ей был всего год и я не могла выходить из дома куда-то кроме детской площадки. Самостоятельно осваивала виды Freelance услуг и искала мелкие заказы на логотипы, баннеры, решила попробовать себя и в обработке фото установив свежескачанный триальный фотошоп, нашла Питерского фотографа Лешу Попрыгина, которого по сей день считаю своим фото-папой. Он снимал в основном для фотостоков и выслал мне тестовую фото, которую я должна была обработать. Обработала я, думалось мне, прекрасно, но в ответ я получила длинный список косяков (фон не белый, текстура потерна, кожа желтая, волосы пережжены, тени и цвета не те и т.д.), а в конце письма Леша добавил: "но всему этому можно научиться".
«Мечтать и верить в свои мечты…»

Интервью с одной из самых успешных бизнес-леди Санкт-Петербурга, генеральным директором B&S Studio Virginia Verc и салона красоты Virginia Verc

Виргиния Верц специалист международного класса в области красоты и стиля. В свои 25 она является генеральным директором ведущей студии в Петербурге по обучению стилистов и визажистов, а также фирменного салона красоты. В интервью она поделилась секретами, как построить успешную карьеру и рассказала о том, какой макияж актуален в Новогоднюю ночь 2012!
Интервью с Олегом Зотовым (История про Тома Сойера и Бруклинский мост)

Я приехала в офис, где у Олега были съемки для календаря. Целая съемочная группа – и визажисты, и стилист, и дизайнер, модели, помощники – работа была в самом разгаре!
Фотограф, как настоящий Том Соер, организовал дизайнера держать дым-машину, стилиста ассистировать, да и вообще дружеская атмосфера в коллективе и увлеченность общим делом напоминала отрывок из романа…
ЭРИК ТУРНЕРЕ (ERIC TOURNERET) - пчелиный фотограф
Zoom: Расскажите нам о себе, пожалуйста.
Эрик Турнере: Я начал свою карьеру ассистентом фотографа в 1989 году, в одной парижской студии. Я работал ассистентом неполный день;
остальное время я трудился внештатным фотографом для ряда маленьких журналов. Мне было 23 года, у меня был некоторый опыт путешествий по
Азии и Африке, и у меня была возможность начать изучение техники фотографии у профессионалов. В Париже было полно возможностей — если
знать, где их искать. В 1980-х было проще получить задание. Было много журналов, выделявших средства на фотографии. Моя юность в 1980-х видела начало таких журналов, как «GEO», «Terre Sauvage» и «Photo Reporter»...
Интервью с Осаму Йоконами (Osamu Yokonami)
Осаму Йоконами создаёт свежие, лёгкие фотографии в пастельных тонах, подчёркивая более сильные, более живые краски, которые привносят в фотографии вместе с детьми глоток свежего воздуха. Этот японский фотограф, живущий в Токио, развлекается, играя со своими юными объектами, наряжая их клоунами со звёздообразными очками, или с лицом котёнка, или маленькими гейшами. Ещё этот портретист любит учиться и взаимодействовать со своими моделями, бывает, просто кладя кусок хлеба им на головы, а затем фиксируя мимолётное выражение лица от реакции на это. Обычно это озадаченность, изумление, которые заставляют нас улыбнуться.
Йоконами — минималист, который любит простоту маленьких предметов и часто запечатлевает их во всей их незначительности, подобно маленькой японской девочке, высовывающейся из-за стола. В результате же её маленькая шляпа в цветочек становится абсолютным центром зрительского внимания. Почти ослепляюще белый фон чрезвычайно сильно помогает подчёркивать обаяние, непосредственность и иронию, отражаемые в этих фотографиях.
Интервью с Джованна Магри (GIOVANNA MAGRI)
Zoom.: Расскажите нам что-нибудь, о себе, как и когда вы начали фотографировать?
Джованна Магри: С самой юности мне всегда хотелось сообщать свои мысли и фантазии другим людям, зачастую бунтующим против правил и суждений окружающего меня мира. Запечатление каждого мимолётного мгновения всегда было моим желанием, и, когда мои родители подарили мне камеру, я смогла преобразовать мечту в действительность. Фотография оставила и продолжает производить глубокое впечатление на мою жизнь. Перед тем, как сделать снимок, я глубоко изучаю вопросы, которые по моему ощущению важны для моего постоянного роста...
Меган Буди. Маяк, и как она там так оказалась.
Новая фотосерия Меган Буди, нью-йоркского фотографа 1964 года рождения, называется «Маяк, и как она там оказалась». Она поставлена в зелёной вересковой пустоши с видом на море, удивительно похоже на Корнуолл из знаменитого романа «К маяку», написанного Вирджинией Вулф в 1927 году. В окружении вереска, скал, ручьёв и кустов маленькая группа детей блуждает без какой-то определённой цели, исследуя пустынную территорию, возможно, в поисках приключений. С ними нет ни одного взрослого, но это, кажется, их не беспокоит. Они — маленькие, самостоятельные исследователи, которые следуют своим инстинктам среди этого дикого ландшафта, одновременно и стимулирующего их, и ставящего им препятствия...
Мела (Mela)
Эльжбета Пекач родилась в Польше, в стране с непростым политическим прошлым, которое включает мировую войну и репрессивный коммунистический режим под давлением из Советского Союза. Даже при том, что она родилась в 1972 году, а Польская Народная Республика была провозглашена примерно двадцатью годами ранее, она сполна испытала её экономическую трансформацию от государства, состоящего из необуржуазного меньшинства, которое наслаждалось богатством и привилегиями демократии, в то время как большинство людей жило в бедности, преступности и беззаконии. В поисках убежища в чудесном мире искусства, сначала — в театре, и только потом в фотографии, Мела нашла свободу во мультиэтническом мире Лондона, а покой — в индийской культуре. Её фотографии могли бы показаться меланхоличными из-за сингулярной техники исполнения и её осторожного и почтительного взгляда, но в действительности они всегда отражают мгновения радости, счастья и духовного спасения.
Оливье Метцгер (Olivier Metzger)
С необыкновенной оптической точностью Оливье Метцгер — родившийся в Мюлузе в 1973 году и недавно получивший приз «Фестиваль — всё» в Арле,
где он живёт и работает, — ставит преимущественно ночные виды, которые догола раздевают одиноких, неподвижных индивидуумов, ослеплённых софитами, освещённых неоновыми огнями или (в случае, когда фотографии сняты в светлое время суток), пораженных высокой температурой дня. Его фотографии составлены лишь из нескольких ключевых элементов, и именно поэтому глаз зрителя немедленно притягивается к ключевой точке, ничем и ни на что не отвлекаясь. В дополнение к длинным диагональным прямым линиям и идеально горизонтальным сечениям, подчеркивающим важность геометрии, его изображения построены, с использованием насыщенных теней, чёрных как смоль блоков и участков ослепляющего белого. Круги, брошенные на асфальт
отражателями, функционирующими подобно тем, что используются в современных театральных постановках, или лазерные лучи, которые коренятся вокруг в темноте, обнаруживая безразличную, уязвимую добычу, оказавшуюся как в ловушке у себя в автомобиле или дома, либо куда-то бегущую (возможно, от самих себя?).
КРИСТОФ ЖИЛЬБЕР (CHRISTOPHE GILBERT)
«Вы можете сказать, что я — фотографсамоучка, но правда в том, что я многому выучился, работая в начале 1980-х годов ассистентом одного известного
автомобильного фотографа. Автомобили отражают всё, что их окружает, так много всего нужно держать под контролем, чтобы узнать, как свет может
привнести жизнь в металл. Не самая плохая школа. Но вскоре я осознал, что фотография не так уж и сильно связана с техникой. Мне казалось, всё очень
просто: всё, что вам по-настоящему нужно, — это глаз, желательно, связанный с мозгом. Будучи правильно скадрированным, интересным снимком
может стать что угодно. Я почти сразу занялся рекламной фотографией, и это привело меня к пониманию кое-чего ещё: дело не в том, что́ вы видите и
даже больше не в том, как вы это видите; дело в том, как вы хотите, чтобы это видели...
АННА ТОМЧАК (ANNA TOMCZAK). Убежище.
Анна Томчак известна своими поэтичными натюрмортами, в которых содержится всё то личное, что она любит, будто в её собственной коробке с драгоценностями. Они сняты большей частью с помощью гигантской фотокамеры Полароид и технологии переноса эмульсии Polacolor, в котором сразу же после экспозиции негатив переносится на лист гладкой, глянцевой акварельной бумаги. Тем самым достигается пикториальный, духовный эффект, и нам приходится потратить некоторое время, глядя на эти фотографии, чтобы позволить им «проникнуть в нас». Хотя они и сделаны соединением простых и естественных, легко понимаемых вещей, именно сопоставление и сочетание различных объектов создаёт сложную загадку, наполненную цитатами и аллюзиями. Фактически, Анна — человек огромной культуры и большой энтузиаст загадок — хочет рассказать нам о своём прошлом, о цивилизациях, которые она пережила и о своих собственных вкусах, раскидывая ключи и следы, которые требуют интерпретации через лирические и концептуальные созвучия. Не так уж всё и просто! Это фотографии не для всех. И прежде всего это не «быстрые» фотографии.
ROBERT MAPPLETHORPE (РОБЕРТ МЭППЛТОРП). Совершенство формы.
Впервые работы великого американского фотографа Роберта Мэпплторпа демонстрируются в таком храме искусства, как Академия во Флоренции, известной
во всём мире прежде всего как музей Микеланджело, ведь в ней хранятся его скульптуры «Давид» и «Пленники».
Есть, однако, глубокий принцип, связывающий этого художника фотографии с великими мастерами эпохи Возрождения и Микеланджело в частности. Это поиск совершенства формы. «Я борюсь за совершенство формы... Тот или другой предмет — не важно. Я пытаюсь запечатлеть то, что мне кажется пластичным», — заявлял Мэпплторп, и именно это заявление подсказало кураторам — Франке Фаллетти и Джонатану Нельсону — название) выставки, которая экспонируется до 27 сентября.
Интервью с PETER MÜLLER (ПЕТЕР МЮЛЛЕР). Чистокровные отражения.
Настоящие лошади, позирующие перед нарисованными. Лошади, несущиеся с холста галопом. Лошади, которые растаптывают шедевр Рубенса. Вот лишь некоторые из причудливых сюжетов, которые Петер Мюллер предлагает нам на своих затейливых фотографиях, посвящённых дружбе, которая всегда связывала искусство и самое грациозное четвероногое создание. Похоже, что этот швейцарский фотограф, известный, в частности, своими рекламными фотографиями для «Кока-Кола», «Де Бирс», «Смирнофф», «Рено», «Пежо» и «Ролекс», по-особенному любит лошадей породы «Егвада де ла Картуха», известной также под названием «Картухано» и изначально андалусийской, которая, кажется, произошла от берберских и арабских лошадей, появившихся в Испании в 711 году с маврами. Это была любимая лошадь римских императоров, военачальников, королей, первопроходцев и героев, что можно увидеть по много численным статуям и картинам старых мастеров. Потому что она была гордой, умной, сильной и преданной, имела благородный вид, умело прыгала и отличалась уравновешенным характером. Петер Мюллер одинаково очарован ими всеми. Да так, что он посвятил им целую фотосерию под названием «Чистокровные отражения», в которой классическая живопись и чистокровные лошади перемешиваются в перспективных комбинациях, настолько жутких, что они кажутся оптическими обманами.
Интервью с AUGUST BRADLEY (АВГУСТ БРЭДЛИ)
Zoom: Когда и почему вы занялись фотографией? Когда вы стали профессиональным фотографом?
Август Брэдли: Я родился в фотографию. Моя мама была портретистом и фотографом-художником; я рос в её студии. Я передвигал ей свет и стал
её ассистентом по свету лет в пять. Я практически прожил в тёмной комнате всю школу и большую часть колледжа, а потом много путешествовал и многое испытал. Я был рыбаком в бассейне Амазонки, некоторое время учился в синтоистских святынях в Киото, работал с марионетками в Праге, научился играть
на чаранго в Куско, Перу — много всяких случайных вещей вроде этого. Затем я начал искать работу, пытаясь найти такую, которая была увлекательной и творческой. Я разрабатывал концепции новых магазинов для Gap, планировал международное расширение Banana Republic, вёл стратегическое планирование для J.Crew (всё это модные бренды с собственными магазинами). У меня были самым захватывающим образом звучащие должности, которые я только мог представить в корпоративном мире, но ни одна из них не сделала меня счастливым.
Я хотел воплощать в жизнь идеи из своего воображения, сообщая то, что сформировалось у меня в голове после всех этих путешествий и исследований мира. Так что я вернулся к творческому средству. В фотографии у меня уже была прочная база. Но с появлением цифровых инструментов я стал свободнее в игре с более широким диапазоном возможностей в своих изображениях. Теперь всё, что может вообразить разум, может быть реализовано.






Сегодня у нас в гостях московский fashion-фотограф - Николай Михеев. Николай - обладатель наград различных европейских конкурсов. Он всегда уделяет должное внимание художественной составляющей кадра, а результат говорит сам за себя.
Интервью с визажистом-стилистом Анной Ярым (специально для photocasa.ru)




Сегодня мы представляем вашему вниманию интервью с визажистом-стилистом Анной Ярым. Ее имя уже хорошо известно многим деятелям современной фотоиндустрии, а работы Анны обладают хорошим европейским уровнем.
Интервью с Илоной Кальницкой (специально для photocasa.ru)

Сегодня у нас в гостях фотомодель Илона Кальницкая.
Мы рады, что нам удалось пообщаться с Илоной. На наш сайт каждый день попадают люди, которые ищут информацию об Илоне, а количество просмотров ее анкеты самое большое в нашем фотокаталоге.








Опрос

Нравится ли Вам журнал PhotoCASA?