Photo Pro Center

ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)

Zoom: Первый вопрос: вы по образованию — архитектор. Что заставило вас «переквалифицироваться»? И, кстати, помогает ли вам архитектурная подготовка в фотографии?
ПЁТР ЛОВЫГИН : Я в фотографии боготворю три основных составляющих — искренность, композицию и свет. Архитектура намертво вдолбила в голову второе. До такой степени, что если в видоискателе мною не чувствуется композиционная грамотность кадра, то не фиг затрачивать усилие на нажатие кнопочки.
А что касается «переквалификации» — так это простой эволюционный процесс. Тут уж и не уследишь ниточки, с которых всё началось. Но если бы в первые три года не пришли бы какие-нибудь успехи — точно бы бросил эту затею.
ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)

Zoom: Кто стал вашим учителем фотографии?
ПЁТР ЛОВЫГИН : Все мои учителя в фотографии никакого прямого отношения к фотографии не имеют. Меня, сами того не зная, выучили этому искусству Такэси (Такеши) Китано, БГ, Хармс, Артюр Рембо. Они и есть мои любимые фотографы.
Zoom: Вообще, можете ли вы раскрыть тайну вашего вдохновения? Что служит его источником и движущей силой?
ПЁТР ЛОВЫГИН: Если бы я знал ответ на этот вопрос — я бы там и искал. И лишил бы себя о-о-оочень многих проблем. Отчасти, источником и движущей
силой к саморазвитию могут служить успехи «параллельно развивающихся» с тобой людей. Важно равняться на тех, кто впереди тебя. Но я почему-то этому правилу не следую. Дурачок.
Но если сильно покопаться в памяти — то понимаешь, что очень часто вдохновение приходит из музыки, из блошиных рынков, из других культур, — я всё это смешиваю между собой и получается то, что и зовется made in lovigin.
ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN) ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN) ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)

Zoom: Какое место занимает блог в творческих проектах? Много ли людей следит за вашими публикациями?
ПЁТР ЛОВЫГИН: Одно из первостепенных. Он, как в драфте НХЛ — имеет право первого выбора. Всё сначала появляется там, если нет каких-то особых договоренностей с галереями, журналами и т. д. Например, все тексты из путешествий пишутся под Живой Журнал — меня абсолютно устраивает эта площадка как с целью текстовых публикаций, так и исключительно фотографических. Меня реально увлекает его наполнять происходящим в моей жизни. Можете считать меня Живым Журналистом.
А сколько людей «следит» за происходящим там — это просто статистика подписчиков. Абсолютно ни о чём не говорящая. Важнее выяснить то число людей, которых реально интересует там происходящее. Но этогото не скажет никто.
ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)

Zoom: Действие многих ваших работ разворачивается в выдуманной стране — Костарике. А откуда возникли населяющие её персонажи — Волк-Изумрудное Сердце, Одномубогу и другие?
ПЁТР ЛОВЫГИН: Как откуда? Из головы! Про Волка я уже и не помню. А в образе Одномубогу мне очень хотелось совместить какие-то африканские традиции и современность. Так и вышел герой в костюме от Армани и головой некоего божества с именем, котором слышится бой барабанов, и похожим на фамилии нигерийских футболистов — Одемвингие, Адеподжу, Айегбени.
И мой Луи Армстронг — мне хотелось представить этого великого музыканта именно в детском возрасте. Но всё-таки уже с трубой, через которую он, как библейский архангел Гавриил, рассказывает людям о том, как же всё-таки вандерфул наш уорлд.
ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)


Zoom: Вы снимаете только серийные проекты? Сколько серий на сегодня иллюстрируют жизнь Костарики?
ПЁТР ЛОВЫГИН: Порой кажется, что все мои серии иллюстрируют её. Порой — что ни одной. Хотя на самом деле, конечно, хотелось бы, чтобы о каждом
из героев этой вымышленной страны было снято по одной фотоистории, — ну, или по крайней он был там упомянут… В большинстве серий использован даже эффект пересечения с героями других серий; раз уж все они населяют один и тот же край — почему они не могут встречаться друг с другом. В cерии «Волк-Изумрудное Сердце» на несколько кадров появляется девушка на велосипеде с ямайским флагом и картонный Такеши Китано, привязанный к улетающему в небо фонарю желаний.
В серии «Луи мой не возвращается ко мне» в двух-трёх снимках юный Армстронг встречает всё того же Волка-Изумрудное Сердце и Одному Богу, и так далее…
Zoom: Вы довольно много путешествуете, в том числе и по экзотическим местам. Как сочетаются путешествия по реальным и вымышленным странам?
ПЁТР ЛОВЫГИН : Наверное, это всё-таки два разных направления в моём творчестве. И так получается, что путешествия по реальным странам мне начинают нравиться больше. Может, просто пришло время сделать паузу в костариканской летописи. В конце концов, лучшие места, который я посетил как странник, всегда становились частью Костарики. Так открылись Покров-на-Нерли, есенинское Константиново, Стамбул, вся Индия; а иногда цепляют такие места, чья красота непонятна для обыденного взгляда.
Zoom: Ваши работы резко отличаются от творчества любого другого фотографа. Сдвинутый в тёплую гамму цвет, царапины и потёртости совместно создают ощущение картинок из прошлого. Доброго, возбуждающего тёплую ностальгию, но безвозвратно ушедшего. Почему ретро?
ПЁТР ЛОВЫГИН : Иногда очень хочется взять любую фотографию и потрясти ею в воздухе, чтоб все эти налёты с неё спали. А вместе с ними — все стереотипы, что успехи этих «картинок» от их обработки и всё такое. Они и в «ориджинал» резко отличаются от любого другого творчества. Иногда это идёт мне в плюс, иногда в минус — когда понимаешь, что не вписываешься в тот формат, который в большинстве своем господствует в той же самой Отечественной фотографии.
ПЁТР ЛОВЫГИН (PETR LOViGIN)

Zoom: Вы неоднократно подчёркивали, что снимаете только то, что вас интересует. Насколько широк спектр ваших интересов? Что бы вам
ещё хотелось увидеть и запечатлеть, чтобы поделиться увиденным как минимум с читателями своего блога?
ПЁТР ЛОВЫГИН : Очень хочется поснимать голого Сталина. Но как-то внутри понимаю, что это невозможно. Вот такой неширокий спектр моих интересов.
Если возвращаться к тем же путешествиям — то я очень люблю смесь этники и иронии. Пусть мне дадут в той или иной стране поснимать первое, а я уж наполню самостоятельно его вторым. Я сумею. Юмор, ирония — мне кажется, именно этот фактор и формирует какой-то особый взгляд на любую страну, которым я, как многие утверждают, наделён.
Zoom: Если не секрет, над чем вы работаете сейчас, и каковы ваши планы на ближайшее время — ждать ли нам новых выставок, книг, проектов?
ПЁТР ЛОВЫГИН : В марте выйдет книга «Бабье лето» о моей прекрасной Индии. Очень надеюсь, что позовут на Московское Фотобиеннале-2012, которая будет проходить в это же время. В апреле будет выставка в Мюнхене. Одновременно выйдет в Германии персональная книга-альбом с моими работами. Дальше посмотрим. Скудно и мало :-)

Вопросы задавал Владимир Самарин (interviewed by Vladimir Samarin)
lovigin.livejournal.com/
Материал из журнала "Russian ZOOM"