Съемка дикой природы. Интервью с Сергеем Горшковым

Сергей Горшков — российский фотограф, посвятивший фотографии дикой природы более 10 лет. Известен своими снимками, сделанными на Камчатке, Крайнем Севере, в Африке. Был первым фотографом, который провел съемку бурых медведей под водой. Амбассадор Nikon и автор многочисленных публикаций в таких журналах, как National Geographic, GEO, BBC Wildlife и других, а также нескольких собственных фотоальбомов. Сергей делится с читателями PhotoCASA секретами фотосъемки дикой природы и правилами, которыми всегда руководствуется.

Расскажите, в чем особенность анималистики как жанра? Как Вы работаете с животными, были ли какие-то сложности?
Природа крайне редко дарит фотографу красивые моменты — чаще всего их приходится долго ждать. Под дождем, снегом, в сильный мороз,
не один день. Для хорошего фото нужно, чтобы сошлось все: свет, время суток, животное оказалось в нужном месте — факторов очень много и их все нужно учитывать. И когда судьба дает шанс, важно быть готовым и не упустить его.

Например, чтобы снять историю одного леопарда в Африке, я ездил туда сорок два раза — только чтобы следить за ним и фотографировать. А однажды в течение двух недель на Камчатке караулил у полыньи выдру. По 4 часа — утром и вечером, при этом температура иногда опускалась до –30°С. Поэтому, снимая в жанре анималистики, нужно быть готовым к такому, понимать, что животные порой непредсказуемы, и их не заставить сидеть на одном месте.
Кроме того, за годы съемок я столкнулся с сотней самых разных ситуаций. Были случаи, когда животные нападали. Правда, в этом был виноват я — увлекался и переходил «границу». И это очень важный момент — понимать повадки животного, знать, что у каждого свое ощущение индивидуального пространства, которое оно никогда не даст нарушать человеку. И если ты его не соблюдаешь, зверь или будет убегать, или начнет защищаться. Так что важно понимать животных, научиться находить грань и подбирать «ключик» к каждому.

Какая техника всегда есть в Вашем арсенале и почему?
Я подбираю объективы под конкретные задачи. Например, на Камчатке можно снимать средним зумом, а в открытой Арктике, где животные очень пугливы, приходится использовать самый мощный телеобъектив. У меня уже сформировался этакий «рюкзак» аппаратуры Nikon, который я беру с собой.
Сейчас я чаще использую объективы Nikkor 24-70 mm f/2.8, Nikkor 70-200 mm f/2.8, Nikkor 180-400 mm f/4, Nikkor 300 mm f/2.8, Nikkor 400 mm
f/2.8, Nikkor 600 mm f/4 и Nikkor 800 mm f/5.6.
Этот набор оптики перекрывает все необходимые мне фокусные расстояния. В целом мне нравятся зумы, потому что они дают возможность быстро выбирать разные фокусные расстояния.
Телеобъективы очень спасают, когда нет возможности подойти близко или нужно выделить определенную деталь. В остальных случаях я
использую один из моих любимых объективов: Nikkor 300 mm f/2.8 и Nikkor 800 mm f/5.6, Nikkor 50 mm f/1.4 или Nikkor 24 mm f/1.4. Они самые быстрые, а качество получаемых кадров в разы выше, чем при использовании объективов с переменной фокусировкой.
Используете ли Вы на фотосессиях дополнительные аксессуары: штативы, вспышки, свето-отражатели, что-то еще? Например, когда снимаете пейзажи.

Много лет назад, во время работы над фотоальбомом «Камчатка», моя вспышка выпала из кармана и скатилась по крутому сугробу в воду.
Прошло немало времени, а я все еще не купил новую, потому что мне она не нужна. Так, последние годы я принципиально не использую
вспышку при съемке диких животных: матрица камеры Nikon и светосильные объективы позволяют снимать в самых сложных условиях освещения.

Как Вы обычно отбираете получившиеся фотографии?
Отбираю очень строго. Еще со времен пленочных фотоаппаратов я привык не снимать в пустоту. Ведь есть всего 36 кадров, и хочется, чтобы каждый был особенным. Считаю, что лучше показать 10 лучших фото, чем 100 посредственных. Поэтому один из главных советов, который
я всегда даю начинающим фотографам: не жалеть свои фотографии и быть беспощадными.

Какими правилами как фотограф Вы всегда руководствуетесь?
Съемка никогда не была и не будет для меня работой, ведь, уверен, что хорошо снимать за деньги невозможно. Теряется ощущение легкости, свободы, и просто хочется перестать снимать. Это моя философия. Кроме того, считаю, что съемка дикой природы всегда подразумевает одиночество. Не люблю, когда вокруг много людей, и предпочитаю работать один.
По этой же причине не беру никого на съемки, даже если просятся понаблюдать и поучиться. Ведь присутствие постороннего человека меняет съемочную ситуацию, влияя как на настроение дикого животного, так и на мое собственное. Так что свои экспедиции я строю только под себя, и максимум, кто может быть рядом со мной, это оператор.

Какая из съемок была для Вас одной из самых сложных, и как Вы тогда вышли из ситуации?
Пожалуй, это мой проект в Русской Арктике. Берясь за такой масштабный проект, никогда не знаешь, что в итоге получится. Например, к первой экспедиции — на остров Врангеля — я готовился заранее, ведь это путешествие должно было затянуться на целых пять лет. Оно оказалось очень трудным, интересным и одним из самых насыщенных. Готовился я к нему больше года — отвозил оборудование, консультировался. Мне даже пришлось доставить на остров транспорт — снегоход.
Я постоянно находился прямо в центре событий на территории диких животных. Во время съемок для меня не существовало понятия «плохая
погода», ведь чем сложнее условия, тем интереснее получаются кадры и правдивее жизнь острова. Например, жесткий дневной свет ночью становится мягким, воздух чист и прозрачен, а большинство животных активны именно в ночные часы. И мне приходилось тоже перестраиваться — спать днем, а работать ночью.
Удаленность острова — это проблема, ведь здесь нет магазинов, все приходится доставлять вертолетом или кораблем с «большой земли», нужно все продумывать до мелочей. А непредсказуемая арктическая погода порой вносит свои коррективы во все.

Не раз моя жизнь во время съемки висела на волоске — меня преследовали медведи и овцебыки, ломалась техника, я блуждал в тумане или
по нескольку дней не мог выйти из избушек, засыпанных снегом. Но эти минуты отчаяния превращались в радость и гордость от осознания,
где я нахожусь, и от общения с природой и животными в этом месте.

Некоторые фотографы говорят: все, что можно было сфотографировать — уже сфотографировано. А что Вы думаете об этом?
Считаю, что это мнение ошибочно, и есть еще немало вещей, в которых можно выступить первооткрывателем. Поэтому всегда стремлюсь делать проекты, которые до меня никто еще не делал, путешествовать там, где никто не снимал. Мне нравится показывать людям красоту тех мест, которые многим не суждено будет увидеть воочию.

Что можете порекомендовать начинающим фотографам, которые планируют снимать в этом же жанре?
Почти все начинающие фотографы стремятся заработать на этом. Считаю, что нужно не гоняться за деньгами и популярностью, а снимать в свое удовольствие, и тогда вас обязательно заметят. Также уверен, что каждому необходим индивидуальный проект, который будет подкреплен «запалом», желанием и интересом.
Ведь когда в съемку вкладывается душа, фотографии получаются и говорят сами за себя. Если вы планируете фотографировать дикую природу, то важно уважать ее, не принуждать животных и не вредить им, а просто наблюдать и позволять всему идти своим чередом. Также стоит набраться терпения и быть готовым долго ждать, ведь хорошие моменты стоят труда.
Еще совет — снимать как можно больше, с наслаждением, не откладывая на завтра, ошибаясь и анализируя то, что получилось. Только так
можно научиться.

Фото: Сергей Горшков


Комментарии

Похожие новости